Пятница, 15 октября, 2021

ПОСЛЕДНИЕ ПРИВЕТЫ УХОДЯЩЕГО ЛЕТА…

Must Read

Новость несвежая, но архиважная.

В последний день июля «Аргументы недели. Крым» сообщил новость, столь радостную для Керчи, что даже непонятно, отчего это не вызвало народных гуляний на площади Ленина или фейерверка на Митридате? Видимо, сработал инстинкт коронавирусных опасений. А может народ и не поверил собственному счастью, ибо сообщение «АН-Крым» было полно загадочных недомолвок и таинственных гримас. Судите сами:

По неподтвержденной официальными органами информации Арина НОВОСЕЛЬСКАЯ раскураторена Сергеем АКСЕНОВЫМ.

Источник в Совмине поделился с «АН-Крым» информацией, что вместе с увольнением Сергея БОРОЗДИНА 22 июля 2021 года был заменен и куратор города от правительства – временно эта ноша возложена на председателя Юрия ГОЦАНЮКА. «Пока это огласке не придается. Якобы об этом просила НОВОСЕЛЬСКАЯ», — пояснил источник.

«ОРЛОЛЕВ – УШЁЛ, УЛЕТЕЛ ИЛИ ТАК И СИДИТ?»

«НАШ КОММЕНТАРИЙ»

Керчь отныне без присмотра А. Новосельской.

Вот такая интересная новость. И особенно интересна она тем, что по нашим сведениям, это счастливое для Керчи событие случилось отнюдь не в июле, еще в апреле этого года и отнюдь не в связи с увольнением Бороздина, с которым, заметим, отношения у министра культуры, и впрямь, в отличие от Михайличенко, были ладные больше некуда. Потому, собственно, и…

Так в чём же была истинная причина снятия министра культуры с кураторства древнейшим городом России? Отчего нас лишили такого редкостного везения? И почему «к счастью»?

«Власть предержащим» всегда как-то неудобно сознаваться, что меры репрессивного толка принимаются против них вследствие «общественного давления» или того хуже «народного недовольства». А с Ариной Вадимовной случилось именно так.

Как бы ни гордилась министр культуры своей железобетонной незаменимостью (и то, правда, единственный министр Крыма, усидевший в своём кресле все семь лет со дня присоединения!), но…

Но даже покровительствующий ей губернатор вынужден был как-то реагировать на глухой ропот, докатившийся до стен Кремля уже мощной волной возмущения. 

Причиной же этого стихийного, хоть и неприродного для нас, явления стала активная, но безуспешная борьба министра культуры Крыма А. Новосельской с директором Восточно-Крымского историко-культурного музея-заповедника Т. Умрихиной. И заметим без ложного пафоса — борьба за, собственно, культуру и культурное наследие в подшефном её (куратора) городе.

Спусковым крючком или камнем преткновения в этом конфликте стал Международный фестиваль античной культуры «Боспорские агоны». Арина Вадимовна его ничтоже сумняшися запретила. Не то, чтобы: «не хочу и всё!», но отказалась финансировать, ссылаясь по поводу и без… на эпидемиологическую обстановку. Как будто речь шла о карнавале без масок.

И это несмотря на то, что фестиваль целиком оправдывает статус Международного. А в качестве культурного – в Крыму единственный такого масштаба (не будем же мы полагать культурными мероприятиями, скажем, «Казантип» или «Байкер-шоу» в Севастополе, они, хоть и помасштабнее будут, но с культурой как-то…) Другие фестивали искусств, безусловно, тоже полны красоты и изящества, но размахом недотягивают…

Если не останавливаться на деталях, то основными побудительными мотивами, заставившими нынешнего министра культуры Крыма схватиться с давешним, стали вполне человеческие чувства – мелкая зависть и основательная мстительность.

И если с завистью понятно, завидовать есть чему, — сам фестиваль и то, что делает на своём посту его основатель директор музея-заповедника Т.В. Умрихина – реальные достижения, делающие имя не только человеку, но и городу, в целом Крыму. Это слава.

Кто знал бы нашу Арину Род… Вадимовну, не выматерись она в эфире? А вот Умрихина с Владимиром Владимировичем под ручку по Митридатской лестнице прогуливались, и это в ответ на её сетования он дал полтора миллиарда на возрождение архитектурного ансамбля.

И всё же месть нынешнего министра, увы, проистекает не только из мелкой зависти к давешнему. Тут всё сложнее.

 Иррациональная зависть и вполне рациональные интересы.   

Самое очевидное, то, что по тем или иным причинам министр в Керчи покровительствовала не столько культуре, сколько личным амбициям. Хочется верить, что бескорыстно, из сугубого каприза, но… факт, от которого не укрыться никакой бюрократической казуистикой. Кому-то это выгодно.

В той разрухе исторического центра Керчи, спланированного как единый архитектурный ансамбль в начале XIX века и, напротив, в нынешней его интенсивной застройке архитектурными «шедеврами» коммерческого толка. В нарочитой «недоработке» самых щедрых федеральных программ по его реконструкции, вопиющей некомпетентности во всём, что касается культурного наследия – проглядывается самая непристойная корысть. И поскольку на бури общественного негодования крымские чиновники склонны смотреть как на «бурю в стакане», точно через уменьшительное стекло, то только музей-заповедник имеет хоть какие-то рычаги, чтобы противостоять откровенному разграблению нашего культурного наследия.

Именно разграблению, — всякое иное определение этого процесса будет от лукавого. Только навскидку, загибая пальцы, вспомним, сколько раз музей-заповедник вставал на защиту истории города в силу не только своей служебной обязанности, но и в качестве ярко выраженной гражданской позиции его сотрудников. Итак…

История и современность.

Татьяна Викторовна лично обращает внимание В. В. Путина на бедственное состояние исторического центра и его главного ансамбля – Большой Митридатской лестницы. Именно ансамбля, включающего в себя, кроме собственно лестницы работы Александра Дигби, уничтоженные не столько войной, сколько после – и мавзолей выдающегося Керченского градоначальника И.А. Стемпковского, и здание музея древностей, выполненного в виде реплики афинского Гефестиона. На реконструкцию (априорно предполагающую не только реставрационные, но и восстановительные работы) выделяются колоссальные средства, подкреплённые личным вниманием Президента, но…

Видимо в ужасе от этого внимания, городские власти не без обязательного участия культурного ведомства, вычёркивают из комплекса Митридатской лестницы все восстановительные работы. То есть, — ни храма-музея вам, ни мавзолея, и даже штаб Керченской военно-морской базы, командный пункт времён обороны Керчи, размещавшийся в глубине горы с выходом на лестницу, одним словом – памятник Великой Отечественной не ставится на учёт. Сами укрепительные работы стоимостью в двести миллионов проходят самым странным образом – с варварским разрушением бесценного культурного слоя и в первую очередь – на площадке, где когда-то больше ста лет все виды города украшал упомянутый выше «Гефестион» — музей древностей в виде античного храма. Порадоваться бы, — не забыли, готовят строительную площадку, но… Закрадывается сакраментальный вопрос – готовят подо что? Храма-музея здесь теперь не планируется. Диким и странным образом на этом месте значится «рекреационная зона», где должен будет появиться частный ресторанчик на 52 места. На акрополе античной Пантикапеи! Как удалось директору Восточно-крымского историко-культурного музея-заповедника отстоять этот участок и не допустить разрушения «командного пункта» известно только ей, а уж будет ли на горе музей, бывший когда-то «парадной открыткой» города, будет ли музеефицирован бункер штаба – не знает пока никто. И остаётся полагаться только на несгибаемый характер музейщиков, гражданскую ответственность горожан. Такая же история чуть было не случилась и с мавзолеем легендарного градоначальника, буквально – отца «русской Керчи», проповедовавшего и воплотившего в жизнь саму идею преемственности: от классики к современности. Отговорка, которой воспользовались республиканские власти, чтобы не восстанавливать мавзолей — ключевой объект архитектурного комплекса «Большая Митридатская лестница» — звучит просто комично, если не трагикомично: дескать, раз нет собственно мавзолея, то и восстановление его будет ничем иным как капитальным строительством, запрещённым в исторической зоне (как удачно вспомнилось!). К счастью градоначальник Иван Алексеевич, видимо, заботясь о любимом городе и в лучшем мире, счёл полезным явиться лично для наведения порядка. Фундаменты мавзолея и даже склеп с останками героя Отечественной войны 12-го года, основоположника историографии Боспорского царства были обнаружены на горе в ходе реконструкции уникального обелиска 43-го года. И после мучительных попыток отбиться от восстановления мавзолея, министр решила, как водится: раз не удаётся «отмазаться», то надо «примазаться». Теперь она «за!» восстановление и как всегда: «вопреки всему…» и «несмотря на»… 

На что? На то, «достали» эти музейщики с их культурным наследием? То им непонятно, как на месте легендарного «дома Домгера», составлявшего вплоть до восьмидесятых годов своеобразные пропилеи на входе в исторический центр города со стороны набережной… и вдруг появилось бетонное чудище обшитое досками, по идее – романтическая бригантина, по факту — самодовольная баржа частного бизнеса, гружёная дровами – очередной ресторанно-гостиничный комплекс. То им интересно, каким образом вдруг проклюнулась вблизи древнейшего православного храма России, и нагло перемахнула колокольню Иоанна Предтечи четырьмя этажами четвёртая по счёту (!) гостиница в радиусе четырёхсот метров от церкви? Единственной сохранившейся византийской церкви на территории России!

Как вообще в Генеральном плане города, в его, охраняемом законом, историческом центре вдруг появляются эти деловые и досуговые зоны? Понятно, что Генеральный план — фикция, незатейливая компиляция с генплана Костромы (до сих пор, нет-нет, да и выглянет в описательной части матрёшка на античной агоре), но почему каждый раз корректирующие  изменения плана подтверждают коммерческие задумки и планы времён украинской власти? Вот, как говорится, «that’s the question?» И сколько можно слушать эти неудобные вопросы от общественности Керчи? – задумалась, надо полагать, министр культуры и в порядке женской мести…

Придумала.

Вместо «Боспорских агонов» праздника культуры с историей в четверть века, придумала некие «Театральные сезоны» (на горе, конечно, на руинах Пританея – задумка-то хороша) – сообразила в меру компетенции массовика-затейника Арина Род… Вадимовна. А то, сколько же можно в тени оставаться, как будто ты не министр, а, так, «принеси-подай, рассчитайся…» Нет уж, сами рассчитывайтесь — решила министр, отменив финансирование фестиваля и отчего-то полагая бюджетные деньги собственными… 

Ан не тут-то было. Оказывается, и впрямь. Времена меняются. Возмущение интеллигенции в социальных сетях, федеральной прессе и вплоть до прямых обращений на высочайшее имя… произвели эффект. Эффект на который нынешние российские чиновники крымской номенклатуры до сих пор смотрят с восхищением пресловутого барана. Оказывается «глас народа» чего-то да значит. Министра хоть и не пожурили публично, но от кураторства Керчи аккуратно отодвинули. Молча. Как видим из сообщения «АН-Крым» до сих пор молча, де, «конфиденциальная информация», которая в компетентных кругах давно уже секрет Полишинеля.

И от себя лично. Не так давно министр культуры Крыма, презентуя себя в авторской программе спецкорреспондента НТВ и генерального продюсера ТРК Крым Олега Крючкова, назвала себя «последним чиновником с яйцами». Так вот, хочется спросить уже не крымские, пожалуй, а федеральные власти,-  а нельзя ли нам вместо «последнего чиновника с яйцами» какого-нибудь… с головой? Всё-таки речь идёт о культуре.

И, наконец, в порядке послесловия.

Post, так сказать, scriptum

А вот уже по проверенной информации, на письма керчан, адресованные Совмину Крыма, по-прежнему продолжает отвечать Арина наша Род… Вадимовна. Видимо, всё ещё как куратор? Отсюда и знак вопроса в заглавии нашей статьи. Странно.

ОЧЕРЕДНОЙ ПЕРЛ ГЛАВНОГО КУЛЬТУРТРЕГЕРА РЕСПУБЛИКИ.

Министр культуры обещала переплюнуть византийскую школу

26-08-2021 12:48 [ «АН-Крым» ]

Докладывая сегодня о реконструкции симферопольской кенассы, Арина НОВОСЕЛЬСКАЯ заявила: «Она будет краше, чем при создании».

По ходу доклада выяснилось – реконструкция затягивается на полгода, так как требуется еще и реставрация алтаря, а это дело тонкое. Выслушавший министра глава Крыма возмутился – работы ведутся уже полтора года, а об алтаре узнали только что. «Подрядчик вовнутрь не заходил что ли?», — поинтересовался АКСЕНОВ.

НОВОСЕЛЬСКАЯ объяснила: ранее планировалось алтарь лишь очистить, а потом, под влиянием мнения общины, пришли к мнению о его полной реконструкции.

«Вам это в плюс идти не будет», — резко бросил АКСЕНОВ.

В ответ министр пообещала, что кенасса будет еще одной изюминкой Крыма, а выглядеть станет «краше, чем при создании».

Напомним – кенасса построена в 1896 году. Здание решено в мавританском, византийском и готическом стилях…

«НАШ КОММЕНТАРИЙ»

…Но следует полагать, что Арина Вадимовна, по прежней должности  художественный руководитель Крымского академического театра кукол, знает, как добавить сюда модерн, конструктивизм и авангард.

- Advertisement -spot_img

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

- Advertisement -spot_img
Latest News

ЧТО И СЛЕДОВАЛО ДОКАЗАТЬ!

ПРЯМО ИЛЛЮСТРАЦИЯ К СЛОВАМ НАШЕГО ЭКСПЕРТА https://kerch.biz/2021/09/21/panem-et-circenses-хлеба-и-зрелищ/ По всей стране в Сеть начали выкладывать фотографии эпатажных избирателей с мест голосования, передает...
- Advertisement -spot_img

More Articles Like This

- Advertisement -spot_img